Собственная квартира Евгении Микулиной: цветные стены, личные вещи и помощь друга

Главный редактор DesignChat.com Евгения Микулина и дизайнер Елена Притула дружат много лет. Поэтому, когда Евгении понадобилось оформить собственную квартиру в центре Москвы, она не колеблясь обратилась за помощью к Елене. Совсем не вмешиваться в работу дизайнера не получилось – в интерьере есть черты «совместного творчества». Рассказывает Евгения Микулина.

/

/

/

Главный редактор DesignChat.com Евгения Микулина и дизайнер Елена Притула дружат много лет. Поэтому, когда Евгении понадобилось оформить собственную квартиру в центре Москвы, она не колеблясь обратилась за помощью к Елене. Совсем не вмешиваться в работу дизайнера не получилось – в интерьере есть черты «совместного творчества». Рассказывает Евгения Микулина.

По образованию я архитектор, по призванию писатель (в том числе – об архитектуре). Больше двадцати лет работаю в разных журналах про архитектуру и дизайн, но всегда была «сапожником без сапог»: у меня никогда не было жилья, оформленного по всем правилам прекрасного. У меня и возможности сделать что-то эдакое не было. Я выросла в коммуналке на Мясницкой, в знаменитом «доме со львом»: в огромной, с длинным коридором квартире у нашей большой семьи было три комнаты, и до старшего подросткового возраста я спала за шторкой на кровати, сложенной из огромных старинных сундуков. Квартира была невероятно красивая, хотя и практически разрушенная – потолки под 4 метра, с обваливающейся лепниной в виде цветов и грифонов, дубовый паркет невероятной раскладки, расколотая плитка Villeroy & Boch на полу общей ванной. Мои родители – архитекторы, в нашем доме всегда было творчески, весело, шумно, людно: много гостей, много книг, новогодние маскарады и прочие домашние спектакли.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Вид из кабинета в гостиную. Двери сделаны на заказ в мастерской «Интар Плюс». Паркет выложен мастерской «Шендер-Декор». Лепные потолки «Ампир Декор». На стенах краска Little Green. Стол Dantone Home. Обеденные стулья – Англия, XIX век, галерея BersoАнтик. У стены итальянские стулья 1950-х годов из галереи Надежды и Георгия Ананьевых NG gallery. Трюмо XIX века куплено вместе с квартирой и отреставрировано Эдуардом Татывосяном. Акварели на стене – работы Евгении Микулиной.

В какой-то момент мой старший брат стал преуспевать и вывез меня и наших пожилых родителей в двухкомнатную квартиру на Покровке – на последнем этаже девятиэтажного дома, с прекрасным видом на город и потолком, который тёк примерно каждую неделю. Какое-то время я и там жила за шкафом, потом родители переместились ещё раз, а у меня наконец образовалась возможность сделать интерьер «для себя». «Я» в то время была свободной, любящей вечеринки богемной журналисткой. Интерьер делала под этот весёлый образ – с винно-красной спальней и окнами без штор.

Пока шёл ремонт, я обнаружила, что беременна старшей дочкой Валей. Богемные вечеринки остались в прошлом – «моя» квартира никогда не жила запланированной для неё жизнью. Будучи матерью-одиночкой, я осталась при родителях: сначала они помогали мне с ребенком, потом я помогала им с повседневной жизнью.

Уфф, простите меня за эту «Жизнь Дэвида Копперфильда, рассказанную им самим» – мы почти уже прибыли в настоящее время. То есть, к моменту три года назад, когда я опять забеременела – теперь уже девочкой Сашей. И её отец решительно заявил, что нам надо уже жить как следует, и отправил меня искать подходящую квартиру.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Прихожая. Паркет выложен мастерской «Шендер-Декор». Лепные потолки «Ампир Декор». На стенах краска Little Green. Входная дверь отреставрирована Эдуардом Татывосяном. Коврик ИКЕА. Вешалка – антикварная. Консоль у двери из магазина «Дачник.Маркет».

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Прихожая и вид на коридор. Паркет выложен мастерской «Шендер-Декор». На стенах краска Little Green. Коврик ИКЕА. Вешалки – антикварные. Акварель на стене – работа Евгении Микулиной.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Коридор. Паркет выложен мастерской «Шендер-Декор». Стеллаж сделан на заказ в мастерской «Интар Плюс». Ручки «Калежа». Акварели на стенах – работы Евгении Микулиной.

Условий для поиска было несколько. Во-первых, обязательно центр, район Чистых прудов. Я  – с Мясницкой, он – с Кривоколенного переулка, наша семья должна была остаться в той же местности. Во-вторых, старый дом (те же причины). В-третьих, высокий этаж – чтобы вид. И балкон. Ну и по возможности хорошее состояние – чтобы не возиться с ремонтом с младенцем на руках.

Ха, ха, три раза ха.

Нет, с локацией всё получилось – квартира на Покровке, практически в соседнем доме от той «холостяцкой», с которой не задалось. Дом старый, 1905 года, очень красивый, хотя и потрёпанный. Продавалась там квартира на неподходящем нам втором этаже. Без балкона. Нерасселённая коммуналка в ужасном состоянии – работы с ней был непочатый край. Вообще не вариант, думала я.

Но, только зайдя внутрь, я увидела пол. Дубовый паркет с необычной раскладкой, точно как в детстве. Я посмотрела на потолок, с которого осыпались лепные цветы. Я выглянула в окно, и увидела – не супервид, конечно, но раскидистый вяз, стучащий ветвями прямо в наше стекло.

Я поняла, что пропала – пространство, даже в разрушенном состоянии, было абсолютно «моим» – нашим: старомосковским, правильным, подлинным.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Кабинет. Окна с переплётом, повторяющим историческую раскладку, изготовлены компанией «Атмосфера 9». Паркет выложен мастерской «Шендер-Декор». На стене антикварный ковёр, собственность семьи. Диван, Timothy Oulton. Антикварный стол XIX века, собственность семьи. Антикварная люстра в стиле ар-нуво куплена в галерее BersoАнтик. Антикварное кресло XIX века, галерея «Русская Усадьба». Шторы из тканей, Galleria Arben. Подушка из ткани Monte Cristo, оттенок Wilmore Petrol, от Galleria Arben сшита Еленой Оленченко.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Кабинет. Паркет выложен мастерской «Шендер-Декор». На стенах краска Little Green. Антикварный ломберный стол, XVIII век, и стул XIX века куплены в галерее «Русская Усадьба». Стул перетянут тканью Monte Cristo, оттенок Wilmore Petrol, от Galleria Arben. На стене картина Юстуса Сустерманса «Портрет неизвестной», Фландрия, XVII век. Самая известная работа Сустерманса, считающегося последователем Рембрандта, — прижизненный портрет Галилео Галилея.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Кабинет. Паркет выложен мастерской «Шендер-Декор». На стенах краска Little Green. Ломберный столик XVIII века, галерея «Русская Усадьба». Стеллаж и дверь сделаны на заказ в мастерской «Интар Плюс». Ручки «Калежа».

Время полезных советов. В такого рода ситуации, если ты очарован чем-то потенциально проблемным, нужно: 1) взять паузу; 2) спросить совета у друзей; 3) посмотреть квартиру вместе с дизайнером, который будет делать интерьер. В моём случае пункты 2 и 3 объединились: дизайнером, к которому я приползла с просьбой взяться за ремонт, была Лена Притула. Мы с ней давно и крепко дружим, ещё со времен совместной работы в AD. Её интерьерный стиль – строгое «белое на белом» мне не очень близок. Но в таком деле важен не стиль, а уровень доверия.

Лена посмотрела квартиру вместе со мной ещё раз и сказала: «Покупай». Помимо ностальгических качеств пространства оно обладало одним важнейшим достоинством – безупречно логичной планировкой, которая позволяла распределить по комнатам нашу семью (мама-папа, подросток и малыш) с минимальными реконструктивными усилиями. По большому счёту, в финале мы передвинули одну перегородку, соединив санузел с ванной, и построили ещё одну, организовав при входе гостевой туалет: при площади в 140 м2 он необходим.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Гостиная. Книжный стеллаж сделан на заказ в мастерской «Интар Плюс». Паркет выложен мастерской «Шендер-Декор». Лепные потолки «Ампир Декор». На стенах краска Little Green. Стол Dantone Home. Обеденные стулья – Англия, XIX век, галерея BersoАнтик. Консоль Le Home Interiors. Диван Timothy Oulton. На шкафу графическая работа Николая Бенуа, на стене – картина Александра Шевченко «Каток на Чистых прудах».

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Вид из прихожей в гостиную. Кресло Nidus, Maxalto. Диван Timothy Oulton и журнальный стол Halo Est 1976 из магазина Home Concept. На стене – картина Александра Шевченко «Каток на Чистых прудах». У стены антикварное кресло XVIII века, куплено в галерее «Русская Усадьба» и перетянуто тканью Monte Cristo, оттенок Wilmore Petrol, от Galleria Arben.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Фрагмент гостиной. Антикварный кофейник – подарок друзей, винтажная советская конфетница куплена на блошином рынке в Саду имени Н. Баумана. Чашка Royal Albert.

На самом деле дел и работ было очень много. Как у многих квартир в доходных домах начала ХХ века, в нашей была анфиладная планировка по «уличной» стороне и деление на жилые комнаты по дворовой. В середине почти квадратной в плане квартиры был (и остался) тёмный коридор. В общем, планировка у нас вышла такая. Сначала – прихожая. Справа дверь в гостевой туалет, слева – двойные двери в кабинет, впереди – двойные двери в гостиную-столовую и поворот в коридор. По коридору справа – дверь на кухню, а потом две детские комнаты. В конце коридора – ванная. Единственная дверь слева, рядом с ванной – главная спальня. Все комнаты остались в своих исторических контурах – мы знаем точно, так как ориентировались по лепным карнизам на потолках: помещения на плане 1905 года были спропорционированы просто идеально. В советское время все анфиладные двери на «парадной» стороне замуровали. Мы их восстановили – между гостиной и кабинетом.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Гостиная. Диван Timothy Oulton. Стол Dantone Home. Обеденные стулья – Англия, XIX век, галерея BersoАнтик. Консоль Le Home Interiors. У стены итальянские стулья 1950-х годов из галереи NG gallery. Трюмо XIX века куплено вместе с квартирой и отреставрировано Эдуардом Татывосяном. На стене акварели Евгении Микулиной.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Вид из гостиной в кабинет. Стол Dantone Home. Обеденные стулья – Англия, XIX век, галерея BersoАнтик. У стены антикварное кресло в стиле ар-нуво, собственность семьи. Над ним фоторабота Михаила Степанова.

Всё это потребовало от Лены огромного количества архитектурной работы. Например, дверные проёмы по парадной и «приватной» стороне в историческом интерьере были разной высоты. Она привела их к некоему общему знаменателю. Найти готовые двери нужного стиля и пропорций было нереально. Взяв за образец старые двери из квартиры, мы заказали в мастерской «Интар Плюс» Алексея Тетерина новые – с «историческими» профилями. Там же, в «Интаре», была сделана вся встроенная мебель – книжные стеллажи в кабинете, гостиной и коридоре, платяные шкафы в жилых комнатах. Мастерская «Интар Плюс» с тех пор, к сожалению, закрылась – её погубили бюрократические игры местных властей. И это огромная потеря для нашего интерьерного рынка – такого уровня ответственности и качества, как в «Интаре», ещё искать и искать.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Спальня. Кровать Capitol Collection из магазина Home Concept. Покрывало Zara Home. На стене ковёр 1920-х годов из Тегерана, отреставрированный текстильным художником Еленой Оленченко. Тумбочки Le Home Interiors. Подушки из ткани Monte Cristo, оттенок Wilmore Petrol, от Galleria Arben, сшиты Еленой Оленченко.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Спальня. Кровать Capitol Collection из магазина Home Concept. Покрывало Zara Home. На стене ковёр 1920-х годов из Тегерана, отреставрированный текстильным художником Еленой Оленченко. Тумбочки, Le Home Interiors. Подушки из ткани Monte Cristo, оттенок Wilmore Petrol, от Galleria Arben, сшиты Еленой Оленченко. Гардероб сделан на заказ в мастерской «Интар Плюс». Ручки «Калежа».

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Спальня. Кровать Capitol Collection из магазина Home Concept. Покрывало Zara Home. Комод Le Home Interiors. Настольная лампа с антикварным основанием куплена в «Светильниках на Ордынке». Антикварные кресла эпохи ар-нуво, собственность семьи. Столик XIX века, куплен в галерее «Русская Усадьба». На стене акварели Евгении Микулиной, зеркало Savio Firmino, и картина на ткани с блошиного рынка в Париже – подарок журналиста Анастасии Углик.

Ещё одним большим строительным вопросом были потолки. Сначала мы надеялись, что лепнину удастся восстановить. Но она оказалась слишком «замытой», а само штукатурное покрытие недостаточно прочным. Гипсовая мастерская «Ампир Дизайн» проделала огромную работу: их художники восстановили мотивы рисунка, сделали на их основании новые эскизы и новую лепнину, максимально близкую к исторической. Выяснилось, кстати, что в каждой комнате был свой орнамент на тему разных цветов – где-то лилии, где-то розы. Достаточно типовой прием для ар-нуво, к времени расцвета которого относится наш дом.

Много сил мы потратили на пол – сначала показалось, что паркет в приличном состоянии и мы сможем его восстановить. Но потом выяснилось, что не получится. Специалисты компании «Шендер-Декор» сделали нам под чутким руководством Лены новый паркет – дуб, тонированный под орех, с воспроизведением исторической раскладки.

Окна тоже не спасли – заменили на новые: компания «Атмосфера 9» повторила историческую раскладку переплёта. Мы убрали вторые рамы, заменив их сдвоенным стеклом, и в результате получили широкие подоконники. Изначально в квартире они были мраморными – мы повторили приём и сделали камень подогреваемым, чтобы детям было уютно сидеть у окна с книжкой.

Вы уже заметили, что фраза «восстановили исторический облик» звучит в моём рассказе примерно всё время. Это лучшая иллюстрация нашего подхода к стилистике пространства – подхода, возможно, не слишком оригинального, но для нас с Леной в этой квартире единственно возможного. Квартира изначально была настолько «московская» и подлинная, что никакой другой интерьерной идеи, кроме как постараться воспроизвести этот московский дух, не хотелось. Тем более, что и мне, и Сашиному отцу важно было вновь оказаться в пространстве нашего детства – с «тем самым» паркетом, той самой лепниной, теми самыми книгами и с мебелью, которая выглядит «пожившей» и разномастной: что-то старинное от бабушки, что-то «современное» (по меркам 1970-х, когда я росла). Единственное, чего мне совершенно не хотелось – это обоев. Поэтому все стены в квартире покрашены краской Little Green и Designer’s Guild, приобретённой в Manders, само собой. Все стены разных цветов – в гостиной охра, в кабинете благородный серый, в спальне оливковый, в коридоре болотный, у старшей дочки тёмно-синий, у младшей голубой. Цвета не слишком интенсивные, но придают общей картине приятное разнообразие – этот приём и эти оттенки пришли к наш интерьер благодаря работам французского дизайнера Марианны Эвенну: мне всегда очень нравились её проекты.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Комната старшей дочери. Стол и стеллаж White Oak из магазина Home Concept. «Библиотечная» настольная лампа из магазина «Светильники на Ордынке». Стул и люстра-шар ИКЕА. Кровать «Орматек». Покрывало Zara Home. Тумбочка Woodi Furniture.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Комната старшей дочери. Стол и стеллаж White Oak из магазина Home Concept. «Библиотечная» настольная лампа из магазина «Светильники на Ордынке». Стул ИКЕА. Тумбочка Woodi Furniture.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Комната старшей дочери. Гардероб и книжный стеллаж сделаны на заказ в мастерской «Интар Плюс». Ручки «Калежа». Стол White Oak из магазина Home Concept. «Библиотечная» настольная лампа из магазина «Светильники на Ордынке». Стул ИКЕА.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Комната младшей дочери. Раскладное кресло для няни – Hoff. Круглый стол Capitol Collection из магазина Home Concept. Детский стол и стульчик куплены в магазине «Детский мир» в разделе «ностальгических советских игрушек» – в детстве Евгения сама о таких мечтала.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Комната младшей дочери. Шкаф сделан на заказ в мастерской «Интар Плюс». Кровать, «Орматек». Покрывало, Zara Home.

При подборе мебели точкой отсчёта стало антикварное трюмо, которое мы купили вместе с квартирой – буквально вместе с ней, оно стояло в одной из комнат, оставленное жильцами. Красивое, резное, середина XIX века. Мы с Леной сразу окрестили его «дедушкой» и решили, что нужно – хотя бы ради прикола – оставить его на том же месте, где оно всегда стояло. Так оно и вышло – после реставрации в мастерской Эдуарда Татывосяна «дедушка» вернулся на свое место в гостиной-столовой. Он стоит напротив дверей в кабинет, возле круглого обеденного стола, и на нём прекрасно смотрятся букеты.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Фрагмент гостиной. Паркет выложен мастерской «Шендер-Декор». Лепные потолки, «Ампир Декор». На стенах краска Little Green. Обеденный стул, Англия, XIX век, галерея BersoАнтик. У стены итальянский стул 1950-х годов из галереи NG gallery. Трюмо XIX века куплено вместе с квартирой и отреставрировано Эдуардом Татывосяном. Акварель на стене – работа Евгении Микулиной. В зеркале отражается графическая работа её отца, профессора Владимира Шимко.

«Дедушка» обеспечил мебели цветовую гамму – тёмную, и консервативную стилистику. Некоторые предметы нашлись сразу – например, диваны Timothy Oulton в гостиной и кабинете. Обеденный стол я искала бесконечно долго – мне нужен был круглый, но раздвижной, и обязательно с одной опорой, а не «сороконожка». Нужный вариант был в конце концов найден в Dantone Home. На ранних этапах работы случилась волшебная находка – знакомые знакомых в Питере продавали антикварную мебель из чьей-то освободившейся квартиры, и мне достался огромный красавец-буфет, «живущий» теперь на кухне, и высоченное зеркало в прихожую. Все эти предметы реставрировал всё тот же волшебник Эдуард. Но не они стали его главным подвигом, а входная дверь. Дело в том, что в нашей квартире она сохранилась оригинальная, 1905 года, с резным орнаментом в стиле ар-нуво. Но он был похоронен под слоями уродливой бордовой краски. Эдуард сумел расчистить дерево, «залечить» его и теперь, покрытая тёплым лаком, дверь радует меня несказанно.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Входная дверь в квартиру сохранилась с 1905 года, но была похоронена под слоем краски. Её отреставрировал Эдуард Татывосян. Консоль из магазина «Дачник.Маркет». На ней ваза Wedgwood.

Среди других «заметных» антикварных предметов – люстра в стиле ар-нуво: она прибыла в кабинет из галереи BersoАнтик, как и английские обеденные стулья с кожаными сидениями. Ещё один набор стульев – лёгкие, графичные предметы 1950-х годов из Италии в духе Ико Паризи – попали ко мне благодаря галерее Нади и Гиви Ананьевых NG gallery. Сашин отец перевёз к нам свой антикварный письменный стол и два кресла. Ещё два кресла, столик в спальне, стул и рамы для зеркал в ванной и гостевом туалете куплены в галерее «Русская Усадьба». С тканью, которой перетянуты кресла, произошла волшебная история: как и материал для штор, она была заказана в Galleria Arben. Ткань, которую мы с Леной выбрали для кресел – бирюзовый жаккард с цветами, – оказалась снятой с производства. Мы тщетно искали альтернативу, а потом бельгийская мануфактура ради нас запустила станок и выткала нам три метра нужной красоты. Из остатков текстильный художник Елена Оленченко сшила множество подушек.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Фрагмент гостиной. Кресло Nidus, Maxalto. Диван, Timothy Oulton и журнальный стол Halo Est 1976 из магазина Home Concept. На стене – картина Александра Шевченко «Каток на Чистых прудах». У стены антикварное кресло XVIII века, куплено в галерее «Русская Усадьба» и перетянуто тканью Monte Cristo, оттенок Wilmore Petrol, от Galleria Arben.

Она же, кстати, занималась восстановлением ковра, который висит у меня в спальне на стене. Это старинный ковёр, купленный моей прабабушкой в Тегеране в 1920-х годах. За прошедшее время он сильно истрепался, и Оленченко пришлось посадить его на льняную подкладку и сделать кромку для крепления к стене: вы уж извините, но класть на пол семейную реликвию мне не захотелось. По той же причине на стене висит и ковёр в кабинете – у него примерно такая же предыстория, но по линии Сашиного отца. Ревнителей «хорошего вкуса», которые не велят вешать ковры на стену, я попрошу промолчать. Мне кажется, если лорду Байрону и другим любителям восточной экзотики XIX века было окей вешать ковёр на стену, то и мне можно.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Спальня. Кровать Capitol Collection из магазина Home Concept. Покрывало Zara Home. На стене ковер 1920-х годов из Тегерана, отреставрированный текстильным художником Еленой Оленченко. Тумбочка Le Home Interiors. На ней ваза Wedgwood. Подушки из ткани Monte Cristo, оттенок Wilmore Petrol, от Galleria Arben, сшиты Еленой Оленченко.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Кабинет. Диван, Timothy Oulton. На стене антикварный ковер, собственность семьи. Антикварный стол XIX века, собственность семьи. Антикварная люстра в стиле ар-нуво куплена в галерее BersoАнтик. Антикварное кресло XIX века, галерея «Русская Усадьба». Настольная лампа из магазина «Светильники на Ордынке».

Мы не гнались за стилистическим единством – в одной комнате у нас спокойно сосуществуют антикварные предметы, вещи просто традиционного вида и современные. Кабинет отчётливо более антикварный, чем всё остальное. Комната старшей дочери, Вали, гораздо современнее, у неё там синие стены, стол и стеллаж в стиле midcentury от White Oak из Home Concept, довольно модернистский шкаф и декор на тему комиксов: все эти вещи она выбрала сама. В гостиной у нас совсем микс: рядом стоят диван и журнальный столик Timothy Oulton, кресло XVIII века и ещё одно марки Maxalto. Главной нашей целью было уловить нечто едва осязаемое и неопределимое, чтобы делало каждый предмет или элемент «нашим». В этом смысле очень показательно оформление кухни. Изначально в этой комнате была на полу керамическая плитка – настолько потертая, что выглядела декоративно-пёстрым ковром, и это казалось очень правильным, сразу придавало квартире «поживший» вид. Лена Притула предприняла титанические усилия, чтобы воспроизвести эту пестроту в новой раскладке плитки Original Style. Сейчас пол выглядит так, словно отдельные плитки в какой-то момент испортились и были рандомно заменены новыми, другого тона. Но всё это Лена, естественно, прорисовала. Ещё один важный элемент кухни – собственно, кухня. Это Hacker – модель, которую я увидела на Facebook у Дмитрия Буханова и сразу «считала» как «свою». Не ошиблась, если что.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Кухня. Кухонные шкафы Hacker. Плита Neff. Тостер Bork. Стол Le Home Interiors. Итальянские стулья 1950-х годов из галереи NG gallery. На полу плитка, Original Style.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Кухня. Кухонные шкафы Hacker. Плита Neff. Фартук и столешница сделаны из мрамора. Холодильник Smeg. Стол Le Home Interiors. Итальянский стул 1950-х годов из галереи NG gallery.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Кухня. Кухонные шкафы Hacker. Плита Neff. Тостер Bork. Холодильник Smeg. У стены антикварный буфет XIX века, отреставрированный Эдуардом Татывосяном. Светильник Arteriors Home, куплен в шоуруме Design Place. На полу плитка Original Style.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Кухня. Фрагмент антикварного буфета XIX века, отреставрированного Эдуардом Татывосяном.

Не всё было гладко – гладко не бывает, строителям компании «Эрго Инжиниринг» под руководством самого терпеливого в мире прораба Джуро Ловрича пришлось попотеть. Я узнала о себе много нового – я всегда считала себя довольно неприхотливым человеком, но выяснилось, что я крайне нервно отношусь, например, к светильникам и угодить мне с ними чрезвычайно трудно. Но в тот момент, когда полки стали заполняться книгами, а стены – картинами, стало понятно, что «всё получилось». Какими бы ни были детали, в квартире удалось создать «ту самую» старомосковскую атмосферу, ради которой всё и затевалось.

Картинки на стенах – отдельная нескромная деталь интерьера. Там есть художественная фотография – Михаила Степанова, Максима Мармура и Татьяны Шараповой, например. Но основная часть – это мои собственные акварельные работы. Я же всё-таки архитектор, как никак, и внесла некоторую лепту.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Фрагмент коридора. Стеллаж сделан на заказ мастерской «Интар Плюс». На стене фотография Максима Мармура из серии «Люди угля».

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Фрагмент гостиной. Антикварное кресло в стиле ар-нуво, собственность семьи. На нём подушка из ткани Monte Cristo, оттенок Wilmore Petrol, от Galleria Arben, сшита Еленой Оленченко. На стене фоторабота Михаила Степанова.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Кабинет. Антикварный стол XIX века, собственность семьи. Антикварная люстра в стиле ар-нуво куплена в галерее BersoАнтик. Антикварное кресло XIX века, галерея «Русская Усадьба». Диван, Timothy Oulton. На стене в углу – фотоработы Татьяны Шараповой и Максима Мармура и семейные снимки.

Насчёт лепты: Лена Притула отказывается признавать себя автором этого интерьера – говорит, что я сама всё решала. Но, как бы ни было соблазнительно вот так взять и назваться «дизайнером», совесть не даст: выбрать цвет стен и мебель – это не значит по-настоящему сделать проект. Без Лены и её глубокого понимания всех тонкостей процесса я бы никогда не справилась. Да даже и просто и выбрать что-либо без компетентной помощи человека, которому доверяешь, очень и очень трудно.

Это вообще главный вывод, который я вынесла из своего «дизайнерского опыта»: быть заказчиком – чертовски тяжёлая работа. Осознавать себя, уметь настоять на своём, отказаться от того, что не подходит, и принять то, что тебе советуют – это трудно. Но оно того стоит. Это я вам из личного опыта говорю.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Фрагмент гостиной. Трюмо, XIX век. Стол Dantone Home. Букет стоит в винтажном кувшине 1950-х годов, фрукты лежат на блюде, купленном в Бухаре в 1970-х отцом Евгении.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Спальня. Комод Le Home Interiors. Настольная лампа с антикварным основанием куплена в «Светильниках на Ордынке». Зеркало Savio Firmino. Картина на ткани с блошиного рынка в Париже – подарок журналиста Анастасии Углик. Винтажная вазочка и шкатулка куплены на блошином рынке в Саду имени Н. Баумана.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Фрагмент кухни. Винтажные советские конфетницы, тарелка Кузнецовского фарфорового завода XIX века и серебряная ложка куплены на блошином рынке в Саду имени Н. Баумана.

Квартира Евгении Микулиной, дизайнер Елена Притула. Фрагмент гостиной. Антикварное кресло в стиле ар-нуво, собственность семьи. На нём подушка из ткани Monte Cristo, оттенок Wilmore Petrol, Galleria Arben, сшита Еленой Оленченко. На мраморном подоконнике – антикварный кофейник, чашка, Royal Albert, и винтажная советская конфетница с блошиного рынка в Саду имени Н. Баумана.

15 Комментарии

  1. Прошу также меня простить. Дискуссию я явно не планировала. Стилистически, конечно отличаются. А вот ментальность ответработников, боюсь, неизменна.

    • Вы понимаете, что сейчас о моей ментальности высказываетесь — это я по-вашему ответработник?

  2. Судя по комментариям, никто из выразивших своё мнение не бывал в московских квартирах интеллигенции с корнями. Разве, что действительно черпали ощущения из прочтённых книг русских писателей. Правда в русском языке нет слова прочтённый, а есть-прочитанный. Так что про русских писателей тоже вопрос. Классическая провинциальная квартира ответработника периода 30-70 годов.

    • Вы меня извините, конечно, но, так как это всё же моя квартира и я её соавтор, то я все же отвечу. Моя бабушка окончила юрфак МГУ в 1930-х. Мой дед — инженер-судостроитель. Мои родители — профессора архитектуры. Семья моего мужа — еврейская интеллигенция круга Выгодского. Мы делали квартиру исходя из памяти о квартирах своих родителей и нашего детства — детства московской профессуры «с корнями». Исходя из нашего личного опыта. А вот этот ваш «провинциальный ответработник» для нас — как раз воображаемый персонаж из кино, мы так не жили. Не говоря уже о том, что стилистически 1930-е от 1970-х отличаются примерно как сыр от сала, и вы явно хватанули с таким обобщением.

  3. Прекрасная квартира в традициях Москвы купеческой и мещанской. Душевная и уютная.

  4. Типичная Московская квартира. Но я бы себе такую делать не стала. Хотелось бы намёк, узнаваемость квартиры на начало-середину 20 века,, но не полная имитация. А столик со стульчиком в детской вообще добил. Я его не любила уже 30 лет назад, потому что он стоял в каждой квартире, в каждой. У мамы ещё стоит. Я уже его переделывала несколько раз, чтобы не видеть эти цветы.

  5. А мне не понравилось. очень скучное пространство, нет индивидуальности. Такое впечатление, что я в квартире своей бабушки. Даже в такой, сохраняемый интерьер хочется вдохнуть современных тенденций.

    • Ну извините, моя индивидуальность вот такая, она тут и выражена. Возможно, я ваша бабушка. Интерьер делался «с нуля», и к чему в нем «современные тенденции», если они не отражают МОЮ индивидуальность?)

  6. Красиво, тепло и уютно. Чувствуется, что московская квартира. Именно так и представлялась по ощущениям. Я никогда не жила в таком доме, но по прочтенным книгам русских писателей так себе и представляла московские дома. Тонко, изящно. Спасибо вам, что сделали и показали такую красоту.

  7. Какая настоящее, душевное пространство ! Пересмотрела несколько раз все фото. Спасибо Евгении за подробный рассказ об истории предметов. Все получилось! Даже без текста, просто по фото — это узнаваемая московская интеллигентная квартира. Браво дизайнеру, браво вашему дуэту 🙂

  8. Мне очень близко. Очень. Поздравляю с таким достойным родовым гнездом.

  9. Получилось очень достойно, Чувствуется большой вкус , такт и интеллигентность.

Что вы об этом думаете?

Please enter your comment!
Please enter your name here