Дом по проекту Жана-Луи Денио в Лондоне: люстра-пропеллер, полукруглые диваны и расписное зеркало

Предупреждение для клиентов Жана-Луи Денио – один раз к нему обратишься и всё, дальше уже работаешь только с ним: дизайн знаменитого француза вызывает привыкание. Так и случилось с хозяевами этого дома в Лондоне – до встречи с Денио им жилось нормально, после – пришлось его звать полностью переделывать интерьер. Результат перед вами.

/

/

/

Предупреждение для клиентов Жана-Луи Денио – один раз к нему обратишься и всё, дальше уже работаешь только с ним: дизайн знаменитого француза вызывает привыкание. Так и случилось с хозяевами этого дома в Лондоне – до встречи с Денио им жилось нормально, после – пришлось его звать полностью переделывать интерьер. Результат перед вами.

Прекрасного во всех отношениях французского дизайнера Жана-Луи Денио любит не только наша редакция и большинство российских декораторов, но и, что гораздо важнее, собственные заказчики. Они возвращаются к нему снова и снова – часто приговаривая, что работа с ним изменила их представления о жизни вообще и своём месте в ней в частности. История этой квартиры в Лондоне прекрасно иллюстрирует то, как обычно развиваются отношения Денио – клиенты.

Жан-Луи Денио на улицах Лондона в районе Белгравия, где расположен дом его заказчиков.

Всё началось с того, что Денио сделал для новых клиентов, семейной пары Элоизы и Питера Голдштейнов, квартиру в Париже. Понравились друг другу с первой секунды. «Элоиза очень задорная и продвинутая, – говорит Жан-Луи. – На первой встрече она мне сказала, что ненавидит встроенные светильники и обожает Джо Понти. Сразу стало понятно, что мы отлично сработаемся!» Элоиза поддакивает: «Он меня сразу просто очаровал, и все его идеи показались мне чудесными». Проблема была только одна – прекрасная квартира, которую оформил Жан-Луи в Париже, была временным «жильём на выходные». А постоянно семья (у Питера и Элоизы трое детей) живёт в Лондоне, в викторианском доме в районе Белгравия. Изначально интерьер там оформляла сама Элоиза. Он был выдержан в бежевых и шоколадных тонах и обставлен мебелью Christian Liagre. «Мужу моему очень нравилось. А мне, после парижской красоты, всё это стало казаться совершенно неадекватным. Я поняла: мне нужно получать от основного дома такое же удовольствие, как от временного», – рассказывает Элоиза.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Комната «для просмотра телевизора». Диван сделан на заказ и обтянут тканью, Brochier. Травертиновый столик 1960-х годов куплен на блошином рынке в Париже. На нём стоит винтажная зелёная ваза и две скульптуры Агнес Дебизе. Ковёр по дизайну Денио, Solstys. Табуретки Holly Hunt. На стене у окна бра по дизайну Пьера Кардена – знаменитый модельер предметным дизайном тоже балуется.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Вид из столовой в сторону входного холла. Стол и стулья по дизайну Денио. Обои Phillip Jeffries. Винтажные светильники 1958 года на потолке – итальянские, куплены в Лондоне.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Вид на семейную гостиную. Диван по дизайну Денио, Collection Pierre, обтянут хлопком Le Manach. Столик по дизайну Нады Дебс. Над диваном картина Шона Скалли. Ковёр по дизайну Денио, Galerie Diurne.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Кухня. Столешница острова сделана из мрамора. Плита Gaggenau. Винтажные вазы Rosenthal. Фартук сделан из стекла, расписанного художницей Флоранс Жиретт. На полу мощение из двух видов гранита и базальта. Французская люстра 1960-х годов куплена на 1stdibs.com.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Кухня – стол для завтраков. Стол по дизайну Освальдо Борсани, 1969 года. Стулья 1954 года предположительно сделаны Карло ди Карли. Они обтянуты тканью Pollack. Обои – Nobilis.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Сад позади дома (сюда можно выйти через кухню). Диван и журнальный столик по дизайну Патриции Уркиолы, B & B Italia.

Решение проблемы нашлось просто – Жана-Луи позвали переделывать лондонский дом. Главной сложностью, по его словам, была неудачная планировка. «Дом состоял из серии маленьких комнат, которые были вообще не связаны друг с другом. Ощущение духоты и тесноты усугубляло то, что большинство дверей были узкими и низкими», – вспоминает Денио. Первым делом он решил придать интерьеру размаха и торжественности. Он внёс в планировку сильные оси, а двери сделал двустворчатыми и украсил проёмы барочными «разорванными» фронтонами – характерные для неопалладианства, они придали интерьеру отчётливо британских ноток.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Вид из «телевизионной» комнаты в основную гостиную. Над дверью дизайнер поместил «разорванный» фронтон – характерный приём XVIII века позволил сделать дверь визуально выше. Диван сделан на заказ и обтянут тканью Brochier. Травертиновый столик 1960-х годов куплен на блошином рынке в Париже. На нём стоит винтажная зелёная ваза и две скульптуры Агнес Дебизе. Ковёр по дизайну Денио, Solstys.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Вид из гостиной на лестницу. Винтажный полукруглый диван перетянут тканью Aldeco. Картины на стене – картина Кики Каради «Untitled (OPM no. 3)», 2014, и работа Гленна Лигона (чёрная рядом с дверью). Кресло 1950-х годов по дизайну Тео Рута. Ковёр по дизайну Денио, Solstys.

Кроме того, Денио заменил традиционные камины на более современные. «Хотелось сделать интерьер поэнергичнее – поинтереснее, – комментирует он. – Теперь можно сказать, что у каждого камина есть неповторимая личность». Камин в гостиной покрасили, чтобы он стал похож на изношенное винтажное зеркало.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Фрагмент гостиной. Винтажный полукруглый диван перетянут тканью Aldeco. По бокам от камина на стене работы Гленна Лигона. Кресло 1950-х годов по дизайну Тео Рута. Ковёр по дизайну Денио, Solstys. Зеркало было расписано вручную художницей Флоранс Жиретт.

Камин в спальне отделан горизонтальными латунными стержнями, и Денио он кажется «ювелирным». «Я его переделал потому, что представить себе не могу, как люди могут спать напротив огромного куска мрамора. Это слишком холодно и мрачно!»

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Спальня хозяев. Ковёр по дизайну Денио, Serge Lesage. Кресла по дизайну Марко Дзанузо, Cassina. Журнальный столик – итальянский, 1960-х годов. Зеркала в гипсовых рамах куплены на блошином рынке в Париже. Камин переделан по дизайну Денио – портал оформлен латунными стержнями.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Спальня хозяев. Шторы из ткани, Donghia. Над кроватью винтажное зеркало по дизайну Кёртиса Жере. Скамья в ногах кровати – по дизайну Денио, как и ковёр (он изготовлен в мастерской Serge Lesage). Кресло по дизайну Марко Дзанузо, Cassina. Журнальный столик – итальянский, 1960-х годов.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Спальня хозяев. Шторы из ткани Donghia. Ковёр по дизайну Денио, Serge Lesage. Кресла по дизайну Марко Дзанузо, Cassina. Журнальный столик – итальянский, 1960-х годов. Зеркала в гипсовых рамах куплены на блошином рынке в Париже. Торшер в виде листка – дизайн Томассо Барби, 1970-е годы. Камин переделан по дизайну Денио – портал оформлен латунными стержнями.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Ванная комната. Подстолье раковины сделано на заказ из мрамора. Фурнитура Waterworks. Штора из ткани, Sahco.

Важным «запросом» со стороны Элоизы было внесение в интерьер цвета. Жан-Луи осчастливил её палитрой приятных зелёных и голубых оттенков.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Вид из семейной гостиной в столовую. Диван по дизайну Денио, Collection Pierre, обтянут хлопком Le Manach. Столик по дизайну Нады Дебс. Над диваном картина Шона Скалли. Ковёр по дизайну Денио, Galerie Diurne.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Столовая. Стол и стулья по дизайну Денио, стулья обтянуты хлопком, Pasaya. Обои Phillip Jeffries. Винтажные светильники 1958 года на потолке – итальянские, куплены в Лондоне. Торшеры спроектировал Денио. Картина над камином – работы Гленна Брауна «Heart & Soul», 1999.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Спальня одного из сыновей. Изголовье кровати обтянуто тканью Toile de Tours, La Manach. Прикроватные столики винтажные. Шторы из ткани Boeme Design.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Спальня одного из сыновей. Двери шкафа расписаны по мотивам работ Жана-Мишеля Баскиа. Датское кресло 1960-х годов перетянуто тканью Le Manach.

Питеру, с другой стороны, хотелось быть уверенным в практичности всех декоративных решений – напоминаем, у пары трое детей. Чтобы успокоить отца, Денио оформил входной холл и лестницу обоями «под травертин». «Это прямо гениальная идея была – и эффектно, и поцарапать не страшно», – отмечает хозяйка дома.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Фрагмент холла. Консоль по дизайну Денио. Две лампы с глазированным керамическим основанием – датские, 1960-х годов. На них абажуры, сделанные дизайнером Анной Сокольски. Подсвечники по дизайну Габриэллы Креспи, 1970-е. Зеркало периода ар-деко куплено в Лондоне. Потолочные светильники 1970-х годов американские. Обои «под травертин», Nobilis.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Входной холл. Консоль по дизайну Денио. Две лампы с глазированным керамическим основанием – датские, 1960-х годов. На них абажуры, сделанные дизайнером Анной Сокольски. Подсвечники по дизайну Габриэллы Креспи, 1970-е. Зеркало периода ар-деко куплено в Лондоне. Потолочные светильники 1970-х годов американские. Обои «под травертин», Nobilis. На полу использованы три вида мощения – два сорта гранита и базальт.

Еще одно любимое её место – композиция с полукруглым диваном в гостиной на втором этаже. «Каким-то образом комната из-за неё кажется больше. Прямо заходишь и дыхание перехватывает», – говорит она. Но самое-самое любимое место в доме для Элоизы – находящаяся рядом с гостиной «комната для просмотра телевизора». Там имеется диван с огромным, сделанным на заказ матрасом длиной четыре метра. По нему эффектно разбросаны разнообразные подушки. «В эту комнату предыдущие двенадцать лет никто не заходил толком, а теперь это комната моей мечты. Весь день тут готова проваляться», – восхищается Элоиза.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Комната «для просмотра телевизора». Диван сделан на заказ и обтянут тканью, Brochier. Травертиновый столик 1960-х годов куплен на блошином рынке в Париже. На нём стоит винтажная зелёная ваза и две скульптуры Агнес Дебизе. Ковёр по дизайну Денио, Solstys. Табуретки, Holly Hunt. Над диваном картина Альберта Оэлена, 1983. На стене у окна бра по дизайну Пьера Кардена.

В свободное от валяния на диване время Элоиза увлекается современным искусством, поэтому интерьер украшают разные экземпляры из её очень приличной коллекции – работы Гленна Лигона, Альберта Оэлена и Гленна Брауна, например. С одной из картин – чёрно-белой абстракцией Кики Киради – были сложности: она не пролезала ни в двери, ни в окна. В конце концов холст пришлось снимать со станка, сворачивать в рулон и перетягивать обратно уже на месте, в гостиной.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Гостиная. Журнальный столик по дизайну Адо Шалле. На нём ваза работы Грейсона Перри. Винтажные полукруглые диваны куплены на сайте 1stdibs.com и перетянуты тканью Aldeco. Похожая на пропеллер люстра – винтажная, итальянская, куплена на блошином рынке в Париже. Картина на стене – Кики Каради «Untitled (OPM no. 3)», 2014.

В этой же комнате, кстати, находится ещё один «проблемный» предмет – журнальный столик по дизайну Адо Шалле. «Он весит тонну и, чтобы сдвинуть его с места, нужны усилия семи рабочих», – смеётся Элоиза. Этот столик Жан-Луи поставил под похожую на пропеллер винтажную итальянскую люстру. «Она придает комнате динамику и подчеркивает тему круга», – поясняет дизайнер.

Дом, оформленный Жаном-Луи Денио в Лондоне. Гостиная. Журнальный столик по дизайну Адо Шалле. На нём ваза работы Грейсона Перри. Винтажные полукруглые диваны куплены на сайте 1stdibs.com и перетянуты тканью Aldeco. Перед окном бронзовая скульптура Филиппа Икили. Похожая на пропеллер люстра – винтажная, итальянская, куплена на блошином рынке в Париже. Картина на стене – Кики Каради «Untitled (OPM no. 3)», 2014. Шторы из расписаного вручную шёлка. Ковёр по дизайну Денио, Solstys.

В интерьере есть ряд коллекционных вещей – пара кресел по дизайну Тео Рута, подсвечники Габриэллы Креспи, бра Пьера Кардена. Но, как и во всех проектах Денио, особый шарм интерьера лежит в безымянных, дешёвых вещах, которые он заставляет выглядеть на миллион долларов. «Он умеет находить такие необычные и прикольные вещи, что дом становится абсолютно индивидуальным. И ещё мне нравится, что он такой любопытный. Жан-Луи не почивает на лаврах – он всё время стремится превзойти сам себя. Я знаю точно – он нас ещё много раз удивит и потрясёт!» – говорит Элоиза. И что-то нам подсказывает: она и правда точно знает, о чём говорит – наверняка же Жан-Луи им с мужем опять чего-нибудь оформляет.

Дизайнер Жан-Луи Денио и его заказчица Элоиза Голдштейн в гостиной дома, который он оформил для неё в Лондоне.

Фотограф:Стефан Жульяр

Что вы об этом думаете?

Please enter your comment!
Please enter your name here