Квартира в Доме Гельриха: винтаж, молдинги и оранжевые кресла в проекте Нателы Манкаевой

Эту квартиру с видом на Пречистенский переулок оформила Натела Манкаева для своей постоянной заказчицы. Несмотря на исторический контекст дома в эклектичном проекте сошлись предметы мебели из разных стран и эпох, расположившиеся среди разноцветных стен с молдингами.

/

/

/

Эту квартиру с видом на Пречистенский переулок оформила Натела Манкаева для своей постоянной заказчицы. Несмотря на исторический контекст дома в эклектичном проекте сошлись предметы мебели из разных стран и эпох, расположившиеся среди разноцветных стен с молдингами.

Квартира расположилась в стенах Дома Гельриха и принадлежит основателю агентства недвижимости Tweed Ирине Могилатовой.
Дом Гельриха, семиэтажный особняк в центре старой Москвы, был сделан по проекту немецкого зодчего, ответственного за столичный модерн ещё до начала Первой мировой. Собственно, это один из последних проектов известного в те времена архитектора, отреставрированный в 2012 году и превращённый в современный апарт-комплекс.
Тут следует отдать должное компетенции хозяйки — квартира красивая, большая и светлая, а её окна выходят на Пречистенский переулок, где каждый квадратный метр имеет богатое историческое прошлое.
Сразу после покупки квартиры воодушевлённая Ирина занялась поиском подходящего архитектора. Желающих поработать над интерьером, как и следовало ожидать, оказалось достаточно. Однако один за другим архитекторы терпели неудачи: слегка асимметричное помещение площадью 170 кв. м. никак не поддавалось логичной и грамотной планировке (спасибо Гельриху и всему русскому модерну). Количество межкомнатных перегородок в квартире, не имевшей при продаже внутренних стен, росло вместе с недоумением Ирины. Пока, в конце концов, за дело не взялась Натела Манкаева.
Для начала пришлось снести все перегородки и продумать планировку заново. Хотелось сделать что-то с историческим подтекстом, всё-таки дому почтенных сто лет, но никакая информация о прежней, дореволюционной планировке не сохранилась. Тогда дизайнер положилась на свою фантазию. Квартиру перепланировали, стены покрыли приятными нейтральными тонами, а лепной декор и раскладка помогли скрыть асимметрию. Дальше нужно было подобрать мебель.
«Мы сошлись на мнении, что при таких классических, нейтральных стенах мебель должна быть очень необычной», — делилась Натела.
Появилась идея обставить квартиру мебелью середины ХХ века. Идея главным образом принадлежала владелице, впоследствии и взявшей на себя поиск оригинальных винтажных моделей.
Во время путешествий в другие страны Ирина фотографировала мебель и отправляла снимки дизайнеру, которая намётанным глазом оценивала кресла, торшеры и тумбы и либо давала добро, либо безжалостно отклоняла. Например, от ретро-диванов пришлось отказаться — всё-таки предаваться сиесте на современных моделях куда удобнее.
Но и без них мебели хватало. Из Италии приехали чрезвычайно ценный винтажный стеллаж, который с большим уважением разместили в гостиной, и напольный светильник от старейшего стеклодувного предприятия в Европе (мастера которого, между прочим, в своё время придумали муранское стекло). В спальне поселился датский комод с не менее интересной родословной.
Одобренные экземпляры тоже требовали доработки — мягкая мебель получала новую обивку из подобранной дизайнером ткани. В светильниках полностью заменялась электрика (хотя бы потому, что лампочки для них теперь можно найти разве что в музеях).
Когда квартира приобрела исторический шарм, было решено добавить для яркости современные оранжевые кресла в гостиной, ковёр и декоративные подушки в комнате дочери.
В конечном счёте проект удался: убранство квартиры старинного дома полностью соответствует его благородному прошлому. А Ирина Могилатова и Натела Манкаева уже заняты новым совместным проектом.

Гостиная. Синий диван, Hugues Chevalier, в обивке Métaphores. Светлый диван в обивке Houlès и Pierre Frey. Стол сделан в мастерской Muradov/Linde.

Вид на прихожую. С левой стороны — картина художника Карлена Мурадова. Кресла Mambo в обивке Dedar.

Вид на гостиную из прихожей. Люстра, Venini. Напольный светильник, Barovier & Toso. Торшеры, Fontana Arte.

Фрагмент гостиной. Бра, Fontana Arte. Бар от Паоло Буффы. Скульп­туры Андрея Антонова, бронза, полировка.

Спальня. Изголовье кровати, Trendy Mebel. Ткань покрывала, Soniа Rykiel. Ткань подушек, Dedar и Metaphores. Тумбы, Muradov/Linde, дизайн автора.

Фрагмент спальни. Лампа, Barovier & Toso. Картина Надежды Мухиной.

Фрагмент спальни. Кресло Veronese в обивке Nobilis. Комод по дизайну Иба Кофод-Ларсена. На нём скульптура Сергея Соболева. Картина Надежды Мухиной. Торшер, Barovier & Toso. Ковёр, The Rug Company.

Комната дочери. Стеллаж сделан в Muradov/Linde. Картины художника Алишера Кушакова. Диван Nobilis в обивке Osborne & Little.

Фрагмент комнаты дочери. Ковёр, The Rug Company.

Фрагмент спальни.

Вид на столовую. Справа уголок для завтраков, слева обеденный стол. Люстра, AVMazzega.

Столовая. Уголок для завтраков. Кресла Ico Parisi в обивке Pierre Frey. Диван Nobilis в обивке Osborne & Little.

Столовая. Стулья в обивке Osborn&Little. Cтол сделан в Muradov/Linde. Картина художницы Надежды Мухиной.

Ванная. Мебель, Milldue. Бра, Barovier & Toso.

Прихожая. Люстра, Venini. Двери, Muradov/Linde.

Гостевой санузел. Обои, Osborn & Little. Винтажный светильник.

Что вы об этом думаете?

Please enter your comment!
Please enter your name here