Подмосковный деконструктивизм: загородный дом по проекту мастерской za bor

Мощный дом архитектурной мастерской za bor, ещё будучи макетом, побывал на АрхМоскве, попав в репортаж «Первого канала», засветился как реквизит в съёмке глянца, но, как и всё, что делают в za bor, он был предназначен совсем не для рекламных целей, а для сугубо утилитарных – чтобы строители понимали что они строят и не запутались.

/

/

/

Мощный дом архитектурной мастерской za bor, ещё будучи макетом, побывал на АрхМоскве, попав в репортаж «Первого канала», засветился как реквизит в съёмке глянца, но, как и всё, что делают в za bor, он был предназначен совсем не для рекламных целей, а для сугубо утилитарных – чтобы строители понимали что они строят и не запутались.


ИНФОРМАЦИЯ
Арх. мастерская za bor
Архитекторы проекта: Арсений Борисенко и Пётр Зайцев
Площадь – 650 м2
САЙТ
zabor.net

Пока макет переезжал и помогал строителям разобраться со сложными углами фасадов, дом строился, однако до фактического заселения прошло несколько лет – на то у его владельцев были свои причины. В интерьере изначально было очень много встроенной мебели, неотделимой от проекта, и наполнить интерьер обстановкой оказалось делом едва ли не нескольких дней. Автору этой статьи приходилось посещать и снимать этот дом несколько раз, но, когда пустое пространство (в котором было неочевидно даже назначение некоторых комнат), наполнилось предметами – интерьер изменился до неузнаваемости и всё встало на свои места.

Фасад дома с трёх сторон прикрыт хвойными деревьями. Фото: Пётр Зайцев.

Архитектор Арсений Борисенко подвёз дрова, чтобы растопить для съёмки камин, и заодно провёл экскурсию, рассказав о проекте:

Архитектор Арсений Борисенко, руководитель архитектурной мастерской za bor.

«Это было очень давно. Заказчик пришёл, увидев какие-то наши рендеры в журналах, это был один из первых наших клиентов и его, как ни странно привлекла наша современная довольно необычная архитектура», – рассказывает Арсений, – «проектировать дом с нуля всегда приятней, чем заниматься только интерьером – разрабатывая внутреннее наполнение, просто держишь в голове фасады и наоборот, придумывая абрисы «коробки» используешь все нюансы ландшафта и так далее. То есть можно контролировать, по сути, все нюансы проекта, изначально отталкиваясь от технического задания, рельефа участка и контекста, и не оглядываясь на существующие обременения как в случае с чужими коробками».

По фото интерьера этого почти не заметно, однако в гостиной и некоторых других зонах имеются разные по высоте участки, которые компенсируют выраженные перепады рельефа, так как дом расположен на некотором возвышении. Сложная геометрия фасадов, отделанных лиственницей и сланцем, практически нивелирует этот факт. Особенности рельефа помогли предусмотреть ленточные окна в гостевых спальнях, – они вместе с техническими помещениями, кинотеатром и зоной SPA обустроены в цокольном этаже. Примечательно, что перепады рельефа де-факто повторяются в интерьере, что по мнению Арсения делает объект визуально более выигрышным и интересным. Концепцию собственно интерьера архитектор характеризует как «текучее пространство», поясняя идею имплементации особенностей рельефа, в детали фасада и дальше в интерьер. Принцип «перетекающего пространства» нашёл отражение и в отделке – полы восходят на стены, стены переходят в потолки, при этом всё рассечено единой плоскостью, дополнено стеклянными и зеркальными поверхностями – то есть сформировано сложное переплетённое пространство, где детали отделки плавно перетекают друг в друга.

Гостиная (справа видна кухня, размещённая на подиуме). Диван B&B Italia модели Richard по дизайну Антонио Читтерио. У стены чёрно-белое фото стилиста съемки Вадима Костырина.

В интерьере безошибочно считывается авторская геометрия и объекты, служащие фоном для обстановки. На первом этаже это, прежде всего, простая, но эффектная лестница, отлитая как часть конструкции, облицованная паркетной доской, соединяющая цокольный и второй этажи; рядом кухня со столовой зоной, решенная как обособленный белоснежный остров, приподнятый на угловатом подиуме. Стерильные лаковые фасады кухни Snaidero задали цвет изделий, выполненных на заказ – компактной барной стойки, привязанной к колонне, и оригинальному обеденному столу, который Арсений придумал специально для этого проекта: «Мы хотели сделать его не совсем сложной формы, чтобы он не был визуально привязан гранями к пространству и с разных точек гостиной выглядел несколько иначе. В итоге получилась прозрачная «парящая» столешница покоящаяся на стеклянной базе». Светильники-«призмы» и камин с высокой топкой тоже разработаны и изготовлены специально для этого дома. Они выполнены из искусственного камня с глубоким синим оттенком. На верхнем этаже, помимо различных изделий из массива и многоугольных зеркал, имеется авторский подиум ванной, который задал ей совершенно особое, ультрасовременное звучание, несмотря на обильное использование светлой древесины тика.

Сложный обеденный стол выполнен по эскизам мастерской za bor специально для этого проекта.

Какое-то время дом простоял практически пустым – кроме кухни и встроенных фактически в отделку столярных изделий никакой мебели не было. Когда дело дошло до обстановки, хозяева поняли, что наполнить интерьер быстро не выйдет, поэтому попросили архитекторов подобрать мебель из наличия.

Изначально в проекте предполагалась обстановка, построенная преимущественно на коллекциях B&B Italia и Maxalto, которую Арсений ценит за простой лаконичный дизайн – «это одна из немногих фабрик, которая нашла баланс между традиционным и ультрасовременным». Примечательная и недорогая отделка и материалы, очень мягко контрапунктируют угловатую архитектуру этого дома. В кабинет подобрали кресло и стол в кожаном фартуке Poltrona Frau, гостиный уголок в каминной зоне той же марки (забавно, что выбор на этого изготовителя пал во многом из-за того, что у Арсения в машине кресла изготовлены подразделением этого же производителя).

Каминная зона в гостиной. Камин изготовлен из искусственного камня по чертежам мастерской za bor. Кресла Mamy Blue, для Poltrona Frau разработал дизайнер Роберто Лаццерони, а столик Bob – дизайнер Жан-Мари Массо. (Поставка мебели – галерея дизайна Altagamma).

Зона кухни со столовой обособлена и помещена на подиуме. Кухня, Snaidero, оборудована техником Miele (кроме встроенного холодильника Liebherr). Смеситель и мойка марки Blanco. Многоугольный стол и барная стойка выполнены из искусственного камня и стекла по чертежам мастерской za bor.

Кресла у стола B&B Italia, модель Husk, разработаны Патрицией Уркиолой.

Барная стойка из искуственного камня конструктивно связана с колонной, облицованной дубовой доской.

Вид в гостиную из кухни.

Пуф-овечка Creativ – забавный милый аксессуар. Кресло Do-Maru, B&B Italia. Ковёр, Cratis, Maxalto.

Столик Fat-Fat (на переднем плане), для B&B Italia разработала Патриция Уркиола. Аксессуары на столе из галереи дизайна Altagamma.

Лестница – монолитная, связанная с несущими конструкциями дома, облицована паркетной доской. Облицовка под медь (на переднем плане), которую все принимают за металл, на самом деле тонкий керамогранит.

Три стены кабинета прозрачные. Лёгкие стол и кресло, в зависимости от настроение и освещённости легко меняют свою дислокацию.

В кабинете. Стол с кожаным фартуком – модель Fred, кресло – Ginger, дизайн Роберто Лаццерони для Poltrona Frau. Настольная лампа – модель Lia, Ceccotti. Картина на стене – копия чертежа одного из московских мостов, возведённого в начале ХХ века.

Кабинет. Проблемам инсоляции, которые возникли из-за леса, окружающего дом с нескольких сторон было уделено особое внимание еще на стадии проектирования. В кровле были предусмотрены зенитные окна (их можно увидеть в главной спальне, двусветной гостиной и главной ванной комнате), кабинет на втором этаже имеет преимущественно стеклянные стены и решён как «фонарь».

Хозяйская спальня. Комната решена в тёмных тонах, способствующих отдыху и умиротворению, при этом проснуться поможет солнечный свет, который проникает в комнату сквозь зенитные окна и стеклянную дверь, ведущую на малую террасу. В облицовке использована дубовая паркетная доска. Перепад высот в 45 сантиметров (можно видеть на заднем плане), оформлен небольшой лестницей, ведущей в ванную комнату и гардероб, что заодно решило вопросы «водяной сигнализации».

Спальня хозяев дома. Кровать Tufty-Bed, пуф-тумба Lady-Fat, дизайнер Патриция Уркиола для B&B Italia. Матрас, Schramm. Прикроватная лампа Bon Jour, по дизайну Филиппа Старка для марки Flos. (Поставка мебели – галерея дизайна Altagamma).

В спальне хозяев. Классика скандинавского дизайна – кресло Pelican, дизайнер Финн Юль. Сейчас знаменитое кресло производит датская фирма Onecollection.

Хозяйская ванная комната. Сложный подиум для гидромассажной ванной выполнен из искусственного камня и светлого тика. Сантехника – Duravit, смесители и арматура – Hansgrohe.

В хозяйской ванной комнате колористическое решение от тёмных оттенков спальни смещается к светлому дереву тика и стерильной белизне сантехники. Два крупных зенитных окна наполняют комнату светом днём, позволят любоваться звёздами в ясные ночи, лёжа в ванной.

Хозяйская ванная комната.

Хозяйская ванная комната.

Хозяйская ванная комната.

Просторная галерея разработана как часть главного фасада. Летом она превращается в место для обедов и детского досуга. Фото: Пётр Зайцев.

Вид на главный фасад с участка. Железобетонный каркас дома обшит обработанным пропиткой деревом лиственницы, ещё в отделке использованы сланец и композитные панели AlcoteK. Фальцевая кровля, Ruukki, окна, Schüco. Фото: Пётр Зайцев.

План первого этажа.

План второго этажа.

 

Что вы об этом думаете?

Please enter your comment!
Please enter your name here